Гражданская война в Mercedes: неизбежность или осознанность?

Льюис Хэмилтон против Нико Росберга. Спор между этими пилотами Mercedes за право именоваться чемпионом мира Ф1 продолжается вот уже два года, поскольку других соперников у них, по сути, и нет. Не было…

Любые взаимоотношения уникальны по своей природе, но история Больших Призов знает не так много примеров, когда такое противостояние в борьбе за доминирующую роль в спорте между непримиримыми соперниками разрешалось бы мирным путем.

За последние 30 лет самыми яркими баталиями за право первенствовать в Формуле 1 отметились, пожалуй, Найджел Мэнселл и Нельсон Пике, защищавшие цвета Williams в 1987 году, а двумя годами позже разгорелась настоящая гражданская война в McLaren, где главенствующую роль не могли поделить Айртон Сенна и Ален Прост.

И все же спор за чемпионство не является необходимым ингредиентом для напряженных баталий внутри коллектива. Главными здесь являются личные амбиции гонщиков и желание во всем превзойти напарника, несмотря на необходимость работать сообща.

Иногда партнеры по команде просто не могут ужиться вместе в условиях ожесточенной борьбы друг с другом. К примеру, Жан Алези и Герхард Бергер были напарниками в Ferrari в середине 90-х, после чего француз перебрался в Benetton и был крайне недоволен, когда и там к нему примкнул австриец. При этом они никогда не боролись друг с другом за чемпионство…

Бывали противостояния, в которые вмешивалась внутренняя политика команд. Ники Лауда не был доволен тем, что в Ferrari так тесно начали сотрудничать с Карлосом Ройтеманом, пока он сам восстанавливался после травм, полученных в результате аварии на Нюрбургринге в 1976-м. Это и стало основной причиной их разногласий.

Взаимоотношения между Льюисом и Нико испортились почти сразу после того, как они начали соперничать друг с другом в борьбе за титул. А выражалось это и недовольством словами напарника, и действиями команды по отношению к их противостоянию.

Борьба за превосходство в Mercedes вспыхнула в начале сезона-2014 и дошла до кульминации в Спа © LAT

При этом руководство Mercedes заняло позицию строгого учителя, пытающегося утихомирить нерадивых учеников-хулиганов. Они раз за разом очерчивали границы, в пределах которых им следует действовать: регламентировали режимы работы двигателей, настаивали на том, чтобы напарники не боролись колесо в колесо, вмешивались в их тактические и стратегические планы…

В команде пытались балансировать собственными интересами на грани привлекательности самого шоу, при этом постоянно пытаясь удержать крышку с кипящим бульоном страстей. Но крышка то и дело слетала, и круто приправленное варево выливалось на плиту — достаточно вспомнить этапы в Монако и Спа в 2014-м и американский Остин — в 2015-м.

Результат был всегда одинаковым: недовольство одного из пилотов, взаимные обмены уколами и психологическая игра в попытках получить преимущество в следующих гонках.

Когда же в ход идут все эти ментальные уловки, будь то швыряние кепкой от Росберга или подколы со стороны Хэмилтона в адрес напарника, когда тот предположил, что лишь порыв ветра не позволил ему победить в гонке, борьба между ними непосредственно на трассе значительно накаляется, что делает гонки еще более зрелищными.

Все говорит о том, что их непримиримое соперничество в борьбе за чемпионство в один момент может привести к эффекту разорвавшейся бомбы. Но так ли это неизбежно?

Деймон Хилл, взявший титул в 1996 году в «мирной» борьбе с напарником по Williams Жаком Вильнёвом, является, пожалуй, исключением из правил, но не стоит забывать, что и делили один гараж они всего год.

Сам же британец считает, что в этом отношении все зависит от личных качеств пилотов.

«Главное здесь — это характеры гонщиков, – отметил Деймон. – Некоторым подвластно искусство побеждать, другим – нет. И если они попытаются переломить себя, это может привести к обратным результатам.

Соперничество Хилла и Вильнёва было упорным, но менее воинственным © LAT

В свое время я был больше похож на Нико, а у Жака было больше общего с Льюисом. Мне кажется, что Хэмилтон часто склонен к тому, чтобы своими словами разжигать конфликты с напарником. Нико же позволяет ему это делать, а когда возникает пожар, то сам страдает от этого.

Но и Росберг учится на своих ошибках. Он словно начал говорить: «Я не собираюсь играть с тобой в эти игры. И что ты теперь будешь делать?» Это довольно мудро с его стороны.

Соперничество было и будет всегда, независимо от рода деятельности, будь то спорт, журналистика или искусство… Нужно уметь справляться с давлением и выходить из ситуации победителем.

Но это не так просто, и мне кажется, что в прошлом году Льюис и Нико сами затянули себя в эти передряги. Если пустить ситуацию на самотек, так и будет. В итоге вражда растет, как снежный ком, и вы оба выглядите жалкими малолетками».

Руководитель Mercedes Тото Вольф настаивает на том, что между его пилотами нет никакой напряженности, а их борьба идет только на руку Формуле 1, при этом ему приходится прилагать немало усилий, чтобы не выпустить ситуацию из-под контроля.

К тому же, по всей видимости, Хэмилтону справляться с возникшим противостоянием удается легче, чем Росбергу, ведь именно британец обычно выходил победителем из всех пограничных ситуаций. Нико же приходилось очень непросто, он раз за разом безуспешно пытался сладить с собой в моменты накала страстей.

Оба гонщика давно уже поняли, что не смогут оставаться друзьями, пока не решат свой извечный спор о том, кто сильнее на трассе. Но при этом им следует позаботиться и о том, чтобы не нанести команде вред своим отчаянным противостоянием.

Если Ferrari прибавит, это скажется на борьбе в Mercedes, особенно в отношении Росберга © LAT

А с учетом того, что контракт Росберга рассчитан лишь на один год, неизвестно, какую линию поведения он выберет в дальнейшем. Поставит ли он всё на завоевание титула в предстоящем сезоне без оглядки на интересы коллектива или останется командным игроком и будет выполнять все требования руководства в надежде на новое соглашение по окончании сезона?

Если в сезоне-2016 команда Ferrari значительно прибавит и подберется к лидерам, идти по второму пути немцу будет сложнее. Проблема в том, что Хэмилтон чувствует себя как рыба в воде в моменты, когда в команде все спокойно.

Но как отреагирует двукратный чемпион мира, если Нико сохранит свой напор, продемонстрированный им в концовке минувшего чемпионата, и в начале нового сезона? Будет ли он просто полагаться на свой природный талант или снова начнет военные действия с применением психологического оружия?

«Льюис – настоящий боец, и у него не будет никаких сомнений по поводу того, что делать, – продолжил Хилл. – Что касается Нико, здесь были вопросы, но мне кажется, что своим заключительным успешным отрезком он на них уже ответил. И ответ был таков: «Меня рано списывать со счетов!»

Это касается не только пилотирования – все знают, что в этом отношении они оба сильны. Вопрос, скорее, лежит в области психологического равновесия.

Здесь нужно действовать осторожно. Не важно, кто ты и до какого уровня сумел добраться, если ты выпустишь ситуацию из рук и начнешь выходить из себя, это никому не понравится. Противостоянию тоже нужно учиться, это вид искусства.

Люди всегда стараются поставить себя на место другого человека: а как бы мы справились с этой ситуацией? Что бы мы сделали? Это риторические вопросы…»

Любопытно будет понаблюдать за тем, как противоборство двух пилотов Mercedes развернется в новом году. Но что бы ни случилось, мы лишний раз убедимся в том, что какой бы технологичной и сложной ни была современная Формула 1, по своей сути она остается спортом, в котором на ведущих ролях остаются гонщики.

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

Источник: autosport.com.ru

Нет комментариев

Добавить комментарий

как получить трафик на сайт Яндекс.Метрика